СЦИЛЛА   
Аналитический и новостной сайт информационного агентства Панорама     
Информационный ресурс для экспертов, аналитиков, журналистов...     

Главная arrow Новости arrow Чтения Адама Смита: критика Хайека справа  
22:10:2017 г.



Яндекс цитирования
Рейтинг@Mail.ru
Rambler's Top100

Чтения Адама Смита: критика Хайека справа Печать E-mail
Григорий Белонучкин   
17:10:2010 г.
     Первые Чтения Адама Смита провели в субботу 16 октября в офисном центре на Проспекте Мира молодые либертарианцы. Экономических авторитетов, включая и самого Смита, не славословили, а критиковали нещадно. Ныне живущих экономических авторитетов в лице Андрея Илларионова и Григория Сапова слушали внимательно, не перебивали. Правда, в роли особо почётных гостей выступали не они, а Евгений Чичваркин (нецензурно, в видеозаписи в кофейном перерыве) и Юлия Латынина (цензурно, лично, пленарно).
     Почти 20 докладчиков подготовились тщательно, некоторые снабдили свои выступления слайд-шоу. Первый же выступающий – Артём Коротченя из Белоруссии – набросился на Адама Смита и Фридриха фон Хайека, назвав их идейными предшественниками социал-демократов и других сторонников «социального государства». «Десоциализация», с точки зрения Коротчени, не будет полной и окончательной, пока государство в каком бы то ни было виде существует. При этом Коротченя положительно оценил действия некоторых латиноамериканских левых правительств, выступив за то, чтоб земли латифундий раздавались тем, кто первым начнёт их обрабатывать.
     Пока существуют судьи – существует принуждение, а значит существует и государство. Таким был смысл возражений издателя многочисленных либертарианских книг Юрия Кузнецова. Один из его коллег предложил идеальный способ решения проблемы судей для общества, состоящего из, к примеру, христианской, мусульманской и буддийской общин: спор христианина с христианином судит христианин, спор христианина с буддистом – мусульманин и т.п. Жаль, что я не успел его спросить о способе урегулирования арабо-израильского конфликта: наверняка услышал бы какой-нибудь простой и изящный готовый рецепт.
     Но у Коротчени был свой вариант: вообще без судей. Гражданин А убил гражданина Б. В этом случае страховая компания гражданина Б требует со страховой компании гражданина А выплатить компенсацию семье Б и выдать А на расправу. «– А если не выдаст?» – спросили его. «– Тогда пострадает её (компании) репутация!» – убеждённо возразил Артём. Видимо, там, в Белоруссии, какие-то другие страховые компании. Они не смываются с деньгами, не требуют от подзащитного в 24-часовой срок представить справки, что он не верблюд, а авторитет их не прямо пропорционален количеству «обутых» в рамках действующего законодательства граждан. Позже, во время кофе-брейка со вкусными слоёными язычками, один из лидеров ЛПР объяснил мне, что в роли «страховой компании» (в широком смысле) может выступать, к примеру, Русская Православная Церковь или КПРФ. «А если меня не устраивает, как меня защищает церковь – я перехожу в Синагогу». Тем временем Видеочичваркин объяснял, что абсурдно штрафовать компании за завышение цен, т.к. выплаченные штрафы придётся опять же закладывать в цены для конечного потребителя (и некому было спросить: «А почему не в дивиденды?»).
     С либертарно-анархистским подходом не согласился маститый Андрей Илларионов, показав на примере Афганистана, что там, где нет дееспособного государства, возникают несколько конкурирующих государств с пересекающейся юрисдикцией – и населению на значительной части территории приходится исхитряться соблюдать лояльность и платить налоги одновременно Талибану и Карзаю.
     «Антисмитовскую» линию белорусского гостя продолжил кандидат экономических наук Павел Усанов, ни много ни мало – зав. кафедрой экономической теории Питерского филиала ГУ-ВШЭ. Он с помощью набора цитат убедительно доказал, что из смитовой трудовой теории стоимости с железной неизбежностью вытекает марксова теория эксплуатации. Смит предпринимателей не жаловал и их вклад в производство трудом не считал, а упоминания в его трудах о «бедных рабочих», «бесправных рабочих» и т.п. однозначно показывают, на чьей стороне бы он оказался, доживи он до классовых боёв XIX века. Что же касается «невидимой руки» рынка, то Смит явно имел в виду руку Божью, а эта аналогия явно уступает хайековскому «спонтанному порядку».
     Александр Раквиашвили, молодой преподаватель МГУ, выдвинул универсальную идею на все конфликтные случаи жизни: заменить традиционный либертарианский тезис «самопринадлежности личности» тезисом «равенства прав». При этом не важен объём этих прав, которых, откровенно говоря, просто не существует. Но этот принцип даёт возможность, к примеру, убедить убийцу, что он не прав: он не признаёт права жертвы на жизнь – значит и для него такого права не существует.
     Марк Фейгин из Самары, который в 1993-1995 годах был самым молодым и самым высокорослым депутатом Госдумы первого созыва (от «Выбора России»), прочёл качественную лекцию о соотношении естественного права и государственного права («На путях к Великому равновесию»). Ей богу, жалко, что не он преподавал право в моём институте: в лекции не было ни капли «воды» и буквально каждая фраза была содержательной и внятной.
     Как известно, благосклонность журналистов в освещении партийно-политических мероприятий находится в существенной зависимости от качества обеда и в особенности от того, дискриминированы ли представители прессы в сравнении с делегатами по части выдачи талонов на еду. У либертарианцев подход к делу кормления был новаторским и мне лично он понравился: каждый участник чтений получил аннотированный список 11-ти близлежащих предприятий общественного питания с указанием национальной принадлежности соответствующей кухни и расстояния в метрах от места проведения чтений. Что касается журналистов, то я их в зале и не заметил, что подтверждается тем, что к полуночи с 16 на 17 октября, когда пишутся эти строки, Яндекс-Ньюс не выдаёт по запросу «Адам Смит» ни одной новости. Обеденный перерыв был назначен с таким расчётом, что даже посетители, отправившиеся в самый дальний пункт схемы – ресторан «Ёлки-Палки» близ метро «Проспект мира» – успели вернуться к моменту возобновления слушаний.
     А там их уже ждала неунывающая Юлия Латынина, начавшая выступление с того, что наряду с «невидимой рукой рынка» для нормального функционирования экономики необходима ещё и «невидимая рука государства». Доклад её назывался «эффективность насилия» и состоял в разъяснении, что описанный Смитом булочник не сможет или не захочет прилежно печь и продавать свои булочки и создавать тем самым общественное богатство, если знает, что завтра его либо взорвут террористы, либо ограбят полицейские, либо закроет бюрократ – тесть другого булочника, которого назначат единственным поставщиком булок в городе. К слову пришлись случаи, ранее пересказанные докладчицей в последнем выпуске её субботнего эфира на «Эхе» и в статье во вчерашней «Новой», а также совершенно новый сюжет о Демократической Республике Конго. Юлия Латынина, что называется «подсела» на блог одного конголезца, который, получив образование в Америке и вернувшись на родину, с ужасом и удивлением описывает тамошнюю жизнь. Латынина объяснила, что идеологи мэйнстрима путают причину со следствием: это не потому в Конго бесконечные войны, что международные корпорации борются за тантало-ниобиевые месторождения, а наоборот. Первопричина – устоявшаяся в обществе практика, при которой добывать еду и другие блага путём грабежа выгоднее, чем создавать их. И в этом она видит эффективность насилия. Кроме того, она провозгласила принцип эффективности лжи, не побоявшись привести такие примеры, как путешествие Мухаммеда на небо из Иерусалима и воскресение Христа. Ложь сильнее, чем правда, способна сплачивать людей, т.к. если человек говорит, что небо синее – это ещё ничего не значит, а если он согласится с тобой, что небо на самом деле жёлтое – вот тут уж ясно, что он свой в доску. Ложь редко удаётся победить, обычно она со временем умирает сама, а если победить её удаётся, то обычно – другой ложью.
     Вопросы писательнице и публицистке задавали преимущественно судьбоносные. «Кто взорвал дома», «Неужели же нам следует смириться с ложью и насилием, если их нельзя победить?» и вообще «Так как же нам быть». Она на удивление легко ответила на вопрос «На кого Вы возлагаете наибольшие надежды в России?»: «На Ходорковского». По поводу взрывов домов пересказала краткую биографию и террористическую карьеру Ачимеза Гочияева, а утверждения о причастности ФСБ назвала лишёнными логики. По поводу лжи и насилия успокоила, что умирают они именно вследствие нашей борьбы против них.
     Лариса Буракова рассказала об эффективной стратегии реализации либертарианских программ на примере Грузии. Как можно было понять из её описания, в Грузии просто всё «лишнее» упраздняют. Упразднили техосмотр автомобилей, санэпидемстанции, следователей, визы. Даже антимонопольный комитет упразднили за ненужностью (большинство либертарианских концепций исходят из того, что весь вред монополий – от того, что их пытаются регулировать), но тут же получили окрик из Евросоюза. И тогда его восстановили, но только ради названия, а занимается он борьбой исключительно с государственными монополиями. Отменяют социальные пособия, но гражданам недостаточно внятно разъясняют, что они только выиграют, так как в результате вырастут зарплаты.
     Тут второй раз за всё мероприятие в разговор включился Андрей Илларионов, сообщивший, что бюджеты последних лет в Грузии весьма дефицитные. Докладчица с этим согласилась. В заключение она адресовала интересующихся к своей книге о Грузии, которая появится в продаже месяца через два.
     Сергей Жаворонков, которого в демократической оппозиции третируют за национализм и «исламофобию», выступил в защиту избирательных цензов. Логично, считает он, стремясь повторить путь успешнах развитых стран, заимствовать у них не те законы, по которым они живут сейчас, а те, которые привели их к процветанию. На многочисленных примерах, начиная с древних Греции и Рима и кончая США и Англией, он показал, что путь к всеобщему избирательному праву занимал века. Изначально право такое получали свободные мужчины, способные носить оружие, или плательщики определённого объёма налогов, или владельцы внушительного количества собственности ну или, хотя бы, квартиры. На этапе промышленной революции в означенных странах к голосованию были допущены от 15 до 40% населения. А когда избирательное право начинали давать «плебсу» (как пояснил Жаворонков, это были такие римские гастарбайтеры) – всё шло наперекосяк и государства гибли. В качестве примера успешного функционирования государства с избирательным цензом докладчик привёл Израиль, где, арабское население (включая территорию Палестинской «автономии») составляет около половины, а избирательным правом и частично – остальными правами наделены лишь 20%.
     По мнению Жаворонкова, у России есть шанс прийти к избирательному цензу, поскольку нынешние выборы вырождаются в сплошную бутафорию и ходит на них всё меньше народу, так что когда наступит заря демократии, и избирательное законодательство подвергнется коренному изменению, такую мелочь, как, например, введение предварительной регистрации для попадания в списки избирателей (как в США) никто и не заметит.
     Среди прочих можно упомянуть выступления социолога Станислава Духневича из «Демвыбора», который предлагал заняться практической политикой в рамках этого движения; Сергея Гринина, отстаивавшего свободное ношение оружия; Юрия Полозова, рассказавшего об американских и российских движениях «Чаепитий». В течение всего мероприятия велась видеозапись, которую, вероятно, выложат на smithreading.ru.
     Что касается американских «чаепитий» - тенденция действительно впечатляющая. Самозародившееся снизу, в Интернете, движение радикальных сторонников свободы торговли и противников социальной политики Обамы буквально диктует крупнейшей партии – республиканцам – кого выдвигать в Конгресс, предрешая результаты праймериз. Русские же «чаепивцы» пока надеются на соучастие непарламентской партии «Правое дело» и вообще непартии «Солидарность». Я спросил Юрия, почему бы им не пойти по пути американских коллег, попытаться объяснить избирателю разницу между, к примеру, адвокатом Макаровым и Павлом Крашенинниковым, с одной стороны, и какими-нибудь единороссами противоположного толка с другой. В ответ Полозов лишь великодушно пообещал, что если представители «Справедливой», «Единой» и какой-нибудь там ещё «России» захотят поучаствовать в чаепитиях – то они не будут отвергнуты.
     На этой оптимистической ноте чтения завершились, последний запланированный доклад о стратегии реализации программы Либертарианской партии России так и не прозвучал ввиду недостатка времени.
 
« Приносим извинения   «Сибиряков» записывают «русскими» »
Последние новости
Webdesign by Webmedie.dk
Разработано Консалтинговой группой ЁШ